На главную · На форум · Скачать карты · История мира Warcraft · Творчество
Dota Allstars
Основы игры
Знакомство с дотой
Сленг, сокращения
Команды доты
Играем в нете

Справочная
База героев

Базовые арты
Составные арты

Орбы предметов
Орбы героев

Иллюзии
Дисэйбл
Невидимки
Действие хекса
Защита от магии
Скипетр Аганима
Сочитаемость аур
Апгрейды крипов
Нейтральные крипы
Типы атаки и брони
Реплики героев (eng)

Статьи на форуме

Демки:
MYM Prime #6
DreamHack 07
Asus spring 07
MYM Prime #5
MYM Prime #4

Опрос
Статьи по каким картам вы хотите увидеть?

Dota Allstars
The Game
HoSK
Age of Myths
Land of Legends
Battle Tanks
Russian DotA
Обзоры кампаний
Обзоры РПГ карт
Обзоры дефенсов
Обзоры мини игр


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 6858
Комментарии: 1

Статьи по миру Warcraft

Публикации вне разделов

Творчество. МЕЧ И МОЛОТ

*Примечание: это только начало рассказа - пролог и две главы.

МЕЧ И МОЛОТ

Пролог

- Тролли должны умереть! - Гнул свое старый дварф. Горячий пар дыхания мгновенно исчезал в кристально холодном воздухе. Рыжая борода дварфа покрылась инеем, и красный нос воина постоянно морщился.
- Да, - подал голос кто-то. - Мы присягали на верность Айронфорджу и должны выполнить свой долг любой ценой! - Оратор поднялся. Им оказался молодой дварф, только недавно получивший свою секиру. Черные глаза его устремились на командира отряда.
- Послушайте! - воскликнул третий. - Мы не можем нашими силами победить чертовых троллей, чертово пекло портала! - Кулаки дварфа сжались от напряжения, и он продолжал твердым голосом. - Мы располагаем тридцатью топорами, тем более некоторые из них только вчера выкованные, - пухлый палец указал на молодого дварфа. - Троллей же сотня, а то и более. Даже если учесть их примитивность и несобранность, мы не сможем сокрушить этих тварей! Их слишком много.
- Чушь! - бросил молодой. - Если твоя секира затупилась, можешь идти обратно. От тебя все равно никакой пользы, одни глупости говоришь.
- Послушай, мальчик, - сказал оскорбленный. - Пока ты сосал молочко своей матушки, я уже состоял в городском гарнизоне и защищал твою проклятую подлую душенку от троллей. Если ты еще что нибудь ляпнешь по поводу моей полезности, я клянусь...
- Ты скорее лопнешь от эля, чем сможешь зарубить самого захудалого тролля, - умехнулся молодой. Многие заметили, что рука в шерстяной перчатке уже лежит на древке секиры.
- Да я тебя щас...
- Молчать! - Рявкнул один из дварфов. Туника с изображением огромного боевого молота поверх стального панциря говорила о знатном происхождении этого воина и о высоком чине, так как оба драчуна сразу же притихли. - Я пока что нахожусь тут. Я пока что ваш командир. Я пока что в состоянии снести вам обоим голову в случае неповиновения. И я не намерен выслушивать ссоры в наших рядах! Лорд-Командующий гарнизоном Караноса, сэр Барни Морхолд лично назначил меня командиром вылазки в Западный Лес с целью разведать передвижения троллей в этой местности. И пока я жив, я буду делать все возможное, чтобы задание было выполнено, всем ясно?!
Больше половины голосов громогласно согласились и взревели в предвкушении драки. Остальные же угрюмо покачали головами и приуныли. Открыто командиру вылазки никто и слова не скажет, но лица их выражали неодобрение и сомнение.
- Но, - неожиданно продолжил командир. - Я трезво оцениваю ситуацию и понимаю, что силы наши недостаточны для стопроцентной победы. Поэтому я принял решение... - все притихли в ожидании. - ...послать назад в Каранос гонцов с просьбой прислать подкрепление в виде полсотни топоров!
Теперь поддержали командира и сомневающиеся. Бородатые физиономии прояснились, и глаза заблестели. Отряд понимал, что до прихода подкрепления или гонцов командир Орин никуда их не поведет, и сегодня впервые за неделю появится возможность напиться. Но пока надо было выбрать гонцов для важной миссии.
Некоторые разведчики вышли вперед с предложением выполнить поручение командира. Другие с интересом гадали, кого же выберет Орин. Командир вылазки некоторое время размышлял, сдвинув могучие брови, и глядел на членов отряда, оценивая каждого. Наконец, командир глубоко вздохнул и сказал:
- Дарри, Фарим - шаг вперед, - названные мигом оказались перед командиром Орином. - Вы - единственные, кто может добраться до Караноса максимально быстро и доставить мою просьбу лорду-командующему.
- Можете на нас положиться! - Воскликнул Фарим. Средних лет, он уже долгое время составлял десяток самых ценных воинов гарнизона. Орин поступил несомненно правильно, выбрав его. За десятки лет службы он никогда не провинился и славился своим мужеством и упорством. Он или доставит послание, или погибнет.
А Дарри, получивший свою секиру пару месяцев назад, был самым быстрым наездником в гарнизоне. Это, к сожалению, оказалось единственным его достоинством. Дарри Норхолл славился в гарнизоне не только умением быстрой езды, но и своей неуверенностью и робостью. Он ненавидел оружие, и боевой топор чаще использовал, чтобы рубить деревья, чем сносить головы врагам.
- Братья, - промолвил командир. - Вы должны добраться до Караноса как можно скорее и попросить помощи от моего имени лорда-командующего сэра Барни Морхолда. Он мой старый друг и товарищ, он обязательно снарядит подкрепление. Возвращайтесь вместе с помощью к руинам Серой Башни. Мы будем ожидать вас там.
- Будет исполнено! - отозвались дварфы и стали быстро собираться в путь. Дорога до Караноса долгая, отряд уже отошел от обжитых земель на добрые три десятка лиг, и они пройдут свой путь до города за несколько дней. Но назад возвращаться придется дольше - с подкреплением, с повозками пищи и эля, они доберутся до Серой Башни только к концу следующей недели. Отряду остается только достигнуть Башни и укрепиться там. И ждать...
Когда гонцы уехали на своих резвых горных баранах, отряд некоторое время посидел у горящих костров, рассказывая истории и распевая песни. Некоторым хоть и не понравилась идея остаться и сегодня без выпивки, но возможность ночевки под кровом соблазнила их, и бравые дварфы перестали ворчать. Они решили двинуться к Башне, когда солнце встанет в зените, чтобы достичь башни вечером.
Через некоторое время после полудня отряд выступил. Скрывать следы пребывания не было смысла - здесь враги никогда не появлялись, и никто не мог сообщить им о движении отряда. Командир Орин знал, что до Серой Башни их ничто не потревожит, кроме холода.
Отряд двигался медленно, дварфы беседовали на разные темы, смеялись и рассказывали анекдоты. Разведчиков вперед они даже не подумали выставить, ибо никакие тролли здесь не водятся и вообще вокруг земля Дварфов. Кто-то даже имел наглость втихаря вскрыть бочонок эля, и дварфы, смеясь и бранясь еле оттащили его от пойла. Пришлось бочонок разделить на всех, так как закрывать его не бы смысла. Подвеселевшие дварфы бороздили сугробы снега, оставляя за собой длинный широкий след.
Через некоторое время солнце скрылось за тучами, и вокруг стало темнеть. На это никто не обратил внимание, ведь солнце опускалось за горизонт в Дан Мороге рано. Тучи медленно затягивали небесный свод, а ветер, вдруг проснувшись, стал раскачивать деревья и задувать дварфам под меховую одежду. Воины плотно закутались в свои плащи и натянули капюшоны на заросшие головы.
- Варив, ты смотри под ноги, а то в следующий раз ты сломаешь себе шею, - рассмеялся один из разведчиков, наблюдая за грузным воином, который упал, зацепившись за корягу.
- Дьявольский снег! - выругался Варив, пытаясь подняться из сугроба. - Всю жизнь живешь на этой земле и никогда не знаешь, что она преподнесет тебе в следующий миг. - Он встал и ,отряхиваясь, поковылял за остальными.
Ветер продолжал завывать, голые ветви под его натиском трепетали, а старые стволы громко скрипели. Командиру не понравилась такая резкая смена погоды, и он стал волноваться за гонцов. Будет очень неприятно, если они не доберуться до цели. Они мало того, что потеряют двоих отличных разведчиков, они еще не получат подкрепления. Командир втайне от всех помолился Свету, чтобы он осветил их путь, и путь гонцов до цели.
- Норил! - позвал командир дварфа, едущего недалеко сбоку от него. - Едь сюда, есть вопрос!
Дварф повернул своего барана и подъехал к Орину.
- Слушай, если я не ошибаюсь, Серая Башня теперь совсем недалеко от нас.
- Так точно, сэр Орин, - объявил Норил и покопался в своей поклаже. Вытащив свернутый пергамент, он открыл его. Сверившись с картой, картограф Норил кивнул. - Да, две-три лиги отделяют нас от Серой Башни.
- Хорошо, - Орин поторопил своего барана.
- Вы трое, поезжайте вперед разведать обстановку, - приказал Орин трем всадникам, едущим впереди. Командир по памяти помнил, что недалеко впереди дорога входит в небольшое ущелье, ему не нравилось это место. Всегда, когда Орин проезжал в нем, его не покидало чувство опасности. В эти суровые времена надо быть осторожным и предугадывать любое действие противника. Он интуитивно чувствовал небезопасность этого отрезка пути, но другой дороги не было. В любом случае придется миновать это ущелье.
Время тянулось особенно медленно, пока отряд подходил к ущелью. Ожидание возвращения разведчиков превратилось в тревогу, и Орин приказал всем быть наготове. Сначала дварфы как обычно засомневались и заворчали, но тон командира не допускал возражений. Вскоре весь отряд обнажил топоры и приготовил мушкеты. В глухом безмолвии они направились в ущелье.
Оно представляло собой обычной ущелье, заметенное снегом. По обоим сторонами дороги возвышали скалы двух метров высотой. По голым камням забираться было невозможно, и это беспокоило Орина больше всего. А также плохая видимость. Они оказались в ущелье в самое неблагоприятное время. Разведчики все не возвращались.
- Не нравится мне это, - откровенно прошептал Норил. - Такая тишина...
- Да, странно, - Орин погладил бороду по старой привычке любого дварфа. - Но не думаю, что тролли могут здесь находиться. Слишком спокойно, а местные тролли не способны даже минуты без визга и воплей просидеть.
- Да я не из-за троллей беспокоюсь.
Орин удивился. Он сам чувствовал подобное, но никак не мог понять, что же его тревожит. Вроде все тихо, просто ветер дует, но ощущение какое-то странное. Ощущение чего-то испорченного.
- Что же это может быть? - спросил командир.
- Я мог бы предложить, что это волки, но... - Норил нахмурился. - Но волки здесь тоже не появляются. Быть может, какая-то стая решила поохотиться рядом с Серой Башней, но такой вариант почти невозможен. Волки бояться ее больше всего на свете.
Отряд тем временем почти прошел ущелье, и некоторые попрятали оружие. Опасность миновала, решил Орин. Это всего лишь предостережение. Разве могут быть враги рядом с Серой Башней? Никто никогда не сновал вокруг высокой башни во время ее лучших лет, и не снует до сих пор, несмотря на заброшенность. В памяти троллей до сих пор вертится битва под Серой Башней, когда батальон дварфов разбил самое большое их племя. Орин сомневался, что они когда-нибудь снова подойдут сюда.
Ущелье осталось позади.
- Норил, странно, в первый раз интуиция подвела нас, - протянул Орин, облегченно вздыхая.
- Да, сэр, - улыбнулся Норил. - Все когда-то бывает в первый раз. - Норил подышал на свои руки и растер их, чтобы согреть. - А я-то думал, что...
И тут Орин понял, что интуиция его не подвела.
Норил покачнулся в седле, и через мгновение оказался на земле. Хрипя, он выругался, и кровь хлынула изо рта вместо слов. Командир с ужасом понял, что происходит. Он выдернул ноги из стремени и быстро наклонился влево. Он полетел в снег и услышал залп мушкетов. Мушкеты?! Бараны Орина и Норила застонали и повалились, дрыгая копытами. Орин не мог ничего понять. Мушкеты? Кто же на них напал: люди? Дварфы? Исключено. Разбойники? Их здесь нет. Тролли? Они не пользуются огнестрельным оружием. Кто?!
Орин следил за своим отрядом. Дварфы, входившие в его отряд были профессионалами, но они не могли ничего поделать против невидимого противника. Стреляли неизвестно откуда, но с разных сторон, и дварфы падали на землю один за другим. Кольчуги не спасали от ружейных снарядов, но никто и предположить не мог, что они будут сражаться против врагов с мушкетами. Надо было срочно что-то делать.
Орин поднялся на колено и прицепил на преплечье свой щит, снятый с мертвого барана. Правой рукой вытащив боевой топор, командир поднялся на ноги и, прикрываясь щитом, поспешил к своим. Пули били в щит, не доставая Орина. Конечно мифрильный щит защищал его от любого оружия, но как быть с товарищами, вооруженными обычной сталью?
- Стройся! - рявкнул Орин как можно громче. Он бодбежал к ближайшему разведчику - молодому Подди, одетому в обычный кожаный доспех. - Чего стоишь, дурак?! - успел только вскричать Орин, как череп Подди пробила пуля, и кровь оросила снег и лицо Орина.
Резкая боль ударила в плечо, и командир припал на колено. Он почувствовал теплую струйку крови, текущую из простреленого плеча. Орин с трудом поднялся, оперевшись на тяжелый щит. Алая кровь пропитала белоснежную тунику с изображением боевого молота, но воин даже не заметил этого.
Строй щитов был создан только наполовину, а большинство из отряда Орина уже лежали на земле мертвыми или истекали кровью. Хоть что-то, подумал разъяренный командир, приказывая сомкнуть щиты. Они стояли под деревьями и их защищала сталь со стороны атакующих. Шеренга кое-как держалась, хотя пули пробивали щиты, и некоторые дварфы опускались в снег. Орин понял, что таким образом им не спастись.
- Двигаемся дальше к башне! - приказал Орин. Это был оптимальный вариант. Атака при таких условиях приравнивалась к самоубийству.
Шеренга неуклюже попятилась. Пули свистели сверху и сбоку. Стоны раненых дварфов заглушали выстрелы мушкетов. Здоровые воины помогали раненым. Особо тяжелых приходилось бросать умирать в снегу ради спасения остальных.
- Сэр Орин, - сказал кто-то из щитовиков. - Мы бросим наших раненых и убитых на разграбление врагам?
- Их придется оставить! Мы не можем рисковать живыми ради мертвых!
- Но там же раненые ребята... - помямлил дварф.
- Они все равно, что трупы! - отрезал Орин. - Больше никаких разговоров!
Они продолжали двигаться. Щит Орина превратился бы в решето, был бы щит стальным. Но он мифриловый, и пули оставляют на нем лишь вмятины. Вот только вмятин на нем около полусотни не меньше.
- Командир! - Закричал с отчаянием Варив. - Смотрите!!!
Посмотрел в сторону, и сердце сжалось. Это конец.
Множество снежных троллей, сотня, не меньше, показались из-за снежного холма с востока. Ростом ненамного выше дварфов, они представляли собой жалкое зрелище худых клыкастых существ с примитивным оружием - дубинами, булавами, короткими копьями и крадеными топорами дварфов. Одеты они были в основном в волчьи и медвежьки шкуры, но кое на ком Орин разглядел снятые с убитых дварфов кольчуги. Против этой силы им не устоять.
Кто-то из дварфов бросился на утек. Глупцы, их все равно подстрелят, или они умрут от голода, шатаясь по зимнему лесу. Среди бежавших, Орин заметил молодого двафра с черными глазами, который насмехался над старым рыжим Арилом. Орин отчаяно усмехнулся, когда этот выскочка рухнул на землю с двумя дырами в спине.
Другие остались. Все понимали, что это их последняя битва, но в глазах Орин прочитал не отчаяние и слабость, а отвагу. Они погибнут, но до смерти унесут с собой в могилу как можно больше тварей. Командир гордился своими солдатами.
- За Айронфордж! - воскликнул Орин.
- За Айронфордж!! - поддержали другие.
- АЙРОНФОРДЖ!!! - громом ударил боевой клич дварфов, и железный кулак понесся на троллей.
Бойня началась. На каждого дварфа приходилось по четыре-пять тварей. Звон стали и вопли боли смешались в кучу. Крики, рев, удары, звук сломанных костей и разбитых черепов, визг троллей наполнил вечерний лес. Сегодня будет чем полакомиться воронам...

ГЛАВА 1. Дарри.

Мушкет появился в руках через мгновенье и был готов к стрельбе.
- Фарим, что ты делаешь? - Дарри удивился, когда они свернули с дороги и еще больше удивился, когда Фарим зарядил мушкет. - Что может быть опасного в Фараморе?
Занесенные снегом кровли на первый взгляд не представляли никакой угрозы для двух вооруженных разведчиков. Тем не менее, Фарим за лигу до поселения свернул с дороги, а сейчас дома находились в двести метрах от них. Фарим постоянно хмурился и чесал свою короткую угольно-черную бородку. Глаза бегали по окнам домов, словно ища врагов. Дарри испугался, но виду не подавал. Пытался не подавать виду. Шел снег, и бороды их теперь напоминали маленькие сугробы. Плохая видимость разгневала Фарима, и он больше ругался, чем отвечал на вопросы.
Фарим старательно оберегал свой мушкет от снега, но сейчас все его попытки остались безуспешными - мокрый снег все равно попадал на ствол, и Фарим, ругаясь, стряхивал его рукой, облаченной в шерстяную перчатку. Дарри не понимал, зачем так защищать мушкет от обычного снега, но для Фарима его оружие было чем-то святым. Он однажды говорил, что прикрепит к своему ружью оптический прицел, но жалование не позволило ему купить дорогой аксессуар. Из-за этого он часто напивался, но пьянство никогда не было для дварфов проблемой. Рука Фарима оставалась твердой даже после двух мехов эля.
- Ты что, сам не видишь? - раздраженно бросил Фарим. - Смотри, - он указал на крыши домов. - Дома не отапливаются. Я конечно понимаю, что нам, дварфам, холод не слишком страшен, но в такую погоду не отапливать дома - это верх безумства.
Действительно, обычно из труб домов валил дым, но сейчас деревня стояла, как замороженная. Дарри внимательно осмотрел все хижины и с удивлением обнаружил, что только в одном здании теплилась жизнь. На складе. Второе по величине сооружение в деревне, после дома градоначальника, склад стоял на невысоком холме. Прекрасно построенное здание могло выдержать прямой удар ядра из пушки, дварфы специально строили склады из крепкого материала, чтобы поселение не осталось без продовольствия и оружия после одного точного попадания.
- Фарим, смотри, - указал Дарри на склад. - Там кто-то есть.
- Конечно есть, дурак, - проворчал разведчик, презрительно глянув на Дарри. - Именно поэтому я тревожусь.
Да, скорее всего Фарим заметил безмолвие деревни намного раньше, чем Дарри. Иначе зачем было сворачивать с дороги и прятаться за большими сугробами?
- Что мы будем делать?
- Ты ничего не будешь делать, - объявил Фарим. - Ты будешь просто следовать за мной, по возможности прячась за домами и сугробами, чтобы тебя не дай Свет не увидели нынешние обитатели склада.
Дарри не удивился, что Фарим не доверил ему какое-нибудь важное задание. Никто никогда не давал Дарри поручений, не связанных с доставкой писем или посылок. Он, как лучший наездник, подходил больше всего на эту роль. Но прикажи Дарри незаметно пробраться в дом, или командовать отрядом, то жди неприятностей. Дарри не обижался, он знал свое место и свои способности и не старался прыгнуть выше головы.
- А я... - продолжил Фарим. - ...Проберусь к складу и выясню, кто там ошивается и пьет дварфский эль!
- Но если там окажутся враги?
- Тогда я их убью, - невозмутимо ответил разведчик. - Нам в любом случае требуется питье. - Фарим усмехнулся. - Я даже не думал, что ты так много поглощаешь эля.
- А если там много врагов? - предложил Дарри, стараясь провертеть в голове все возможные варианты развития событий.
- В дварфских складах много народу не поместится, - нашел ответ Фарим. - У нас всегда хранилища забиты элем и оружием, максимум пять человек сможет расположиться там.
- Ты один справишся с пятью?
- Я убивал за один присест и больше, - осклабился Фарим. - Помнишь историю с Джоримом?
Историю Джорима знали все воины в гарнизоне. Фарим рассказывал ее каждый день по два раза - за завтраком, и за ужином. Это была самая интересная история Фарима, и все слушали ее снова и снова. История про двух оставшихся в живых солдат гарнизона - собственно командира Джорима и самого Фарима, спасшего сэра Джорима от семи троллей, когда тот был ранен в ногу. История эта даже была записана в летописе Гарнизона Караноса, как "пример воинской доблести". Говорили, что Фарим предстал перед самим королем Магни Бронзобородым, и получил от его величества новейший мифрильный боевой молот. Вот только никто это оружие не видел, а Фарим до сих пор ходит со своей старой секирой.
- Да, помню, - сказал Дарри после некоторого промедления. - А где мы оставим баранов?
- Ты их поведешь за собой.
- Понятно, - Дарри был доволен этим решением. Он чувствовал себя неуютно без общества своего барана Бора. - Когда мы выступаем?
- Когда я закончу приготовления, - буркнул Фарим.
Следующие два часа они просидели на одном месте, готовясь. Фарим запретил разводить костер, чтобы не привлечь внимание "захватчиков", и им пришлось плотно закутаться в одеяния, чтобы согреться. Фарим долго точил лезвие своей секиры, говоря, что перед боем надо обязательно затачивать оружие. Дарри знал этот дварфский обычай, но не следовал ему. Он не умел точить оружие... Вскоре боевой топор Фарима принял подобающий вид. Он заблестел, и Фарим поцеловал холодную сталь. Он распробовал остроту лезвия на ветке и остался доволен.
Фарим прикрепил к мушкету кинжал, чтобы использовать огнестрельное оружие как копье в случае необходимости. Также он поправил свою кольчугу, затянул потуже пояс и снова завязал сапоги, чтобы они не потерялись, когда они пойдут по сугробам. Единственное, что сделал Дарри, так это помолился Свету за успешность мероприятия.
Напоследок они раскурили трубки. Дарри соскучился по вкусу табака, и приятное удовольствие вскружило голову на минуту. Фарим также остался доволен табаком и даже похвалил Дарри за находчивость. Ведь это он захватил с собой табак, когда они уехали от отряда.
Интересно, как же там ребята в отряде? Старый ворчун Варив, непоседа Орри, картограф Норил... они сейчас скорее всего сидят у костра и пьют эль, рассказывая друг другу истории про великие битвы и не менее великие личные похождения. Было бы неплохо сейчас оказаться среди них. Но это потом. Главное для разведчиков сейчас - добраться до Караноса, но без Фараморского эля это было бы невозможно.
- Пора, - скомандовал Фарим в назначенное время. Он взял в руки мушкет, прицепил на пояс боевой топор и натянул капюшон. В этом обмундировании он выглядел, как самый настоящий охотник на йети. Но охотники наряжались в великолепные кирасы, надевали соболиные плащи, и мушкеты их были снаряжены оптическим прицелом. Фарим по сравнению с ними бедняк, не больше.
Дарри связал вожжи Фаримого барана и привязал их к стременам Бора, чтобы они не разбежались в разные стороны, когда начнется потасовка. Топор он прикрепил так, чтобы при угрозе он мог вынуть его мгновенно. Но Дарри думал, что воспользоваться секирой не придется и на этот раз - он все равно не будет заходить внутрь. Его задача - не дать баранам сбежать, и он выполнит ее.
Они направились к деревне. Ноги тонули в сугробах, но Фарим даже думать не хотел о дороге - наиболее быстром способе добраться до деревни. По его мнению, враги могли поставить караул, и будут следить они как раз за дорогой. Дарри согласился с этим предположением. Лучше пройти двести метров по снегу незамеченными, чем направиться по дороге и быть убитым.
Они подобрались к деревне с юго-запада, медленно шагая по занесенной снегом земле. Фарим посмотрел в окно первого дома и констактировал, что внутри никого нет, и вещи нетронуты. Он не заметил ни трупов, ни крови и был неприятно удивлен этим.
В деревне они не нашли никого, только ветер гулял по широким улицам. Некоторые дома были заколочены, но в основном попадались брошенные. Проверив некоторые из них, разведчики поняли, что как таковой битвы здесь не проиходило. Но они не смогли придумать причину, по которой население Фарамора покинуло свои дома.
Вскоре они достигли склада. Прислонившись к южной стене, они прислушались, но голосов не было слышно. Тогда разведчики прошли к входу в склад. Дверь в помещение была закрыта, и Фарим подождал.
- Итак, ты стоишь здесь, - указал Фарим рядом с собой. - Стой здесь и жди, когда я тебя позову, понял?
- Да, - отозвался Дарри и утихомирил Бора, стучащего копытом по снегу.
- Хорошо, - разведчик взял мушкет в левую руку, а правой обнажил боевой топор.
Дарри хотел его остановить и пожелать удачи, но не успел - Фарим твердой походкой подошел к двери пинком вышиб ее. Силуэт дварфа скрылся в темноте.
Тишина звенела в ушах Дарри. Он не слышал шагов Фарима, но был уверен, что он движется по коридору в основное помещение. Он посмотрел в проем двери, но не увидел ничего, кроме темноты. Свет снаружи был сликом ярок, и разглядеть, что происходит внутри можно, только зайдя туда.
Вдруг послышались голоса, и Дарри вздрогнул, когда выстрел из Фаримого мушкета громыхнул в темном складе. За ним послышался резкий крик, но он мгновенно оборвался. Дарри с ужасом различил рычание Фарима и звон стали. Кто-то сломал что-то деревянное, и чья-то сталь врезалась в камень пола или стен. Дарри хотел бросить все и побежать внутрь, но приказ есть приказ. Внезапно все прекратилось.
Дарри затаив дыхание ждал голоса Фарима. Тишина давила на голову, даже бараны после выстрела не шумели. Дарри взволнованно гадал, что же произошло в дварфском складе и жив ли Фарим? Он просто не может погибнуть, твердел себе Дарри, втягивая в себя воздух. Он, убивший семерых троллей за один раз не может просто так умереть в каком-то захудалом поселении. Мысль эта придавала Дарри надежду. Если Фарим и убит, то он забрал с собой в могилу и врагов, а значит не все потеряно. Он похоронит Фарима, пополнит свои запасы съестного и направится в Каранос.
Никто не подавал звука, и Дарри наконец-то решил войти в склад. Привязав баранов к небольшому забору, разведчик вытащил свой боевой топор и медленно направился к дверному проему. Темнота ослепила Дарри, и он некоторое время постоял, но через минуту глаза стали различать предметы. Он находился в темном коридоре, а впереди спусказались ступеньки. Вдалеке виднелся свет - основное помещение освещалось факелами, там и произошла драка.
Дарри преодолел ступеньки без препятствий и остановился на пороге основного помещения. Первое, что попалось на глаза были тела, лежащие в разных позах на сухом полу помещения. Вокруг одного расплылось пятно крови. Дарри насчитал три тела, и сидящий темный силуэт у стены.
- Вашу мать, - прохрипел силуэт. Фарим, догадался Дарри.
Фарим сидел, прислонившись к стене и тяжело дышал. Грудь его вздымалась при каждом вздохе, рукой он зажал свой бок, из которого шло обильное кровотечение. Дарри почувствовал, как сидящий дварф взглянул на него.
- А-а... - простонал Фарим. - Дарри, ты это, - дварфа обуял приступ кашля, и на миг Дарри показалось, что раненый разведчик выплюнет свои легкие. Но Фарим выпустил изо рта лишь сгусток крови. - Ты посмотри на них. Это люди.
Дарри посмотрел на мертвых. Да, пропорции точно человеческие. Один из них лежал на спине, запрокинув голову назад, и Дарри подошел к нему. Мертвец оказался молодым парнем лет восемнадцати. Одет он был в толстый меховой дублет, шерстяные бриджи и высокие зимние сапоги, подбитые мехом. Из горла сочилась кровь - это пуля Фарима пробила глотку, мгновенно умертвив парня.
Ни светлые волосы молодого человека, ни его одежда не говорили Дарри ничего о его принадлежности к какому-то дому Элвина или Вестфолла. Скорее всего это наемник, решивший поискать удачи в горах Дан Морога и поневоле оказался здесь не в подходящее время.
- Это люди, - подтвердил Дарри. - Но на них нет ни одного опознавательного знака. Я думаю, это наемники.
- Ты осмотрел всего одного, болван, - попытался усмехнуться Фарим, но вышел только стон. - Обыщи его и других.
Дарри повиновался. Он обыскал парня, и нашел на поясе мешочек с несколькими серебренниками. Проверив за пазухой, дварф ни нашел ничего. Он принялся осматривать других. Другие были постарше лет на пять, но все равно не вышли из молодого возраста. И одеты они почти также, как первый. В боку одного Дарри обнаружил топор Фарима, врубившийся сквозь меха и кожу в плоть, крепко застряв там. Пришлось дернуть, чтобы забрать топор, и кровь хлынула на холодный пол из большой раны. На третьем был дорогой теплый плащ, запачканый кровью, а также в кармане куртки обнаружился полузолотой - довольно большие деньги для крестьян Дан Морога. Дарри не сомневался, что именно у крестьян были отняты эти деньги.
Из оружия Дарри насобирал два коротких меча, достаточно дешевых, одну саблю, и два кинжала. Сабля, покрытая кровью Фарима, понравилась Дарри, и он решил взять ее себе. Если Фарим позволит.
- Вот наши трофеи, - сказал Дарри после перечисления собранной стали.
- Мои трофеи, - поправил Фарим. Даже после ранения Фарим оставался остер на язык и ворчлив. Этого у него не отнять даже в могиле. - Я заметил у одного ублюдка плащ.
- Да.
- Сними его и нарежь полосками, чтобы завязать мою рану. А также бутылку вина сюда дай! - Фарим указал на открытую бутыль вина, видно не допитую наемниками.
Дарри подал ему бутыль и улыбнулся, когда Фарим жадно присосался к горлышку. Он перевернул мертвеца лицом вниз и снял с убитого плащ. Взяв трофейный кинжал, разведчик стал нарезать плащ длинными полосками. Через минуту дело было завершено, и Фарим подозвал молодого дварфа к себе.
- Так, сейчас я открою рану, - наставлял Фарим. - И ты польешь на нее вином. Прокипяти его сначала в камине, только кипяченое помогает от гноя. Не обращай внимания на мои вопли, я постараюсь кричать потише. Затем ты перебинтуешь рану этими тряпками. Я могу потерять сознание, так что говорю тебе сразу, - Фарим указал на трупы. - Раздень их, лишняя пара сапог и курток нам не помешает. Потом вытащишь тела на улицу, нечего осквернять запасы Фарамора окровавленными трупами. Можешь их не хоронить, только время потеряешь. Лучше оставь волкам, они любят свежее мясо. Усек? - Дарри кивнул. - Теперь можешь приступать.
Дарри бросился выполнять поручения. Поставив вино кипятиться, дварф принялся ухаживать за Фаримом. Сначала он стащил с сидячего Фарима кольчугу, а потом обнажил туловище. Бок весь затек кровью, а рана представляла собой глубокий порез. Дарри смыл с раны кровь.
- Ну что ж, дружище, валяй! - подбодрил разведчика Фарим, когда тот занес над раненым ковш с кипящим вином.
Влага полилась на рану, и Фарим завопил. На ругательства у него не хватило воли, он просто орал. Ковш опустел, а Фарим все визжал. Странно было не него смотреть, только недавно убившего троих молодых людей.
- Ну хоть на что-то ты годен... - простонал Фарим и потерял сознание.

ГЛАВА 2. Джим

Он представлял себя рыцарем. Великим воином, сражающимся в блестящих доспехах и с длинным мечом в руках. Он видел себя в рядах королевской гвардии, на плечах его висел роскошный синий плащ из тончайшего шелка. Он опускал забрало своего шлема и брал в руки тяжелую пику, стараясь удержать своего боевого скакуна на месте. Пуская коня в галоп, он направлял смертоносное оружие в цель, и через мгновение весь Двор Штормвинда ему аплодировал стоя, а он, довольный, помогал проигравшему сопернику подняться. Он ел и пил в Главном Чертоге королевства, окруженный знатными господами и лордами. Прекрасные дамы пускали воздушные поцелуи, а его ослепительная улыбка наводила краски на их чистые лица. Он был рыцарем. Сэром Джимом Артеллом, лучшим фехтовальщиком Азерота и мечтой всех знатных дам государтва. Железной рукой Короля и мудрым советником Его Величества. Сейчас сэр Джим сражался с орком.
Меч обрушился на врага сверху, но превосходящий по силе орк успел отбить удар рыцаря. Его клинок не замедлил контратаковать, и Джиму пришлось отпрыгнуть назад, чтобы сталь не задела его. Воспользовавшись тем, что меч орка ушел в сторону, и ему понадобится время, чтобы вернуться в изначальное положение, Джим Артелл, присев, подрезал ему ногу. Противник вскрикнул и рубанул сбоку, попав рыцарю в предплечье левой руки. Джим поблагодарил свет за то, что раненая рука оказалсь левой, иначе дело его было бы пропащее.
Ему пришлось фехтовать одной рукой, так как в левой руке пульсировала тупая боль. Он сделал выпад, но враг ушел вбок, и Джим понял, что орк побеждает. Он двигался более быстро, чем рыцарь и владел мечом если не лучше, то на одном уровне с Джимом. Тем временем противник, увернувшись от выпада, со всей силы ударил рыцаря по обратной стороне ляжек, и лучший фехтовальщик Азерота упал на колени.
Он выпустил меч и потер раненую руку. От удара останется большой синяк, но рыцарь никогда не придавал им значения. Он всегда был храбрым и погибнет, защищая честь страны. Но сейчас обида оказалась сильнее чести, и Джим стукнул кулаком по земле.
- Так нечестно, - заявил он. - Ты должен был уже лежать на земле с порезаными сухожилиями.
- А ты в таком случае тоже бы валялся в пыли с отрубленной рукой и корчился от боли, - усмехнулся орк и подошел к проигравшему. - Сдаешься?
Лицо "орка" с серыми глазами и ниспадающими на лоб каштановыми волосами издевательски улыбалось. Непонятно, почему все девчонки деревни влюблялись в этого проныру, на взгляд Джима он выглядел, как дурак. Ну и что, что он высок, но Джим пошире в плечах. Волосы у его противника были подлиннее и поволнистее, но зато Джиму короткие волосы никогда не мешали так, как ему. У "орка" они всегда падали на глаза, и у него выработалась привычка - убирать волосы со лба ладонью. Дурацкая привычка, решил Джим, когда впервые заметил это. Его противник получше владел мечом, но хуже дрался на ножах, Джим всегда его валил и резал горло. Впрочем, Джим мечтал победить "орка" еще и на мечах, но пока успехов он не достиг.
- Ладно, сдаюсь, уговорил, - раздраженно проворчал рыцарь, и "орк" протянул ему руку. Поднявшись на ноги, он отряхнулся и гневно посмотрел на врага.
- Чего ты так уставился? - засмеялся "орк". - Если бы ты не сдался, я бы тебя еще больше побил, не смотря даже на то, что ты мой брат.
- Не побил бы! - Упрямо сказал Джим.
- Побил бы.
Джиму не хотелось спорить со своим братцем Греем, окончательно расстроившим его. Джим понимал, что это правда, и еще больше обиделся. Как же может лучший фехтовальщик королевства проигрывать своему дураку-брату, который всего лишь на два года старше? Джим приуныл и решил, что будет больше заниматься с мечом. Его упражнения на отцовском манекене не принесли ему успехов в борьбе против Грея, и Джим забросил этот мешок с соломой подальше в погреб. Пятнадцатилетний Грей только смеялся, глядя, как Джим со всей силы колошматит манекен деревянным мечом.
Деревянные мечи им изготовил отец к десятому дню рождения Грея. Он посчитал, что мальчики уже взрослые для упражнений с оружием, пускай и деревянным, и стал их обучать основам фехтования. Обоим братьям дело это давалось без особых усилий, и они к через полтора года после получения деревянного оружия стали самыми искусными фехтовальщиками на деревне среди мальчишек их возраста.
Отец тогда был мелким ростовщиком и даже содержал собственную лавку. Он был уже тогда одним из самых богатых жителей поселения Истрок, что в десяти лигах восточнее Лейкшира - Озерного Графства. А теперь он - самый крупный ростовщик восточнее Лейкшира и состоит в купеческой гильдии Редриджа в почетном звании гильдийского казначея.
Их усадьба стояла на склоне холма, рядом с небольшой крепостью гарнизона. Капитаны стражи Истрока до сих пор благодарили отца Джима за то, что он финансировал постройку крепкого частокола вокруг деревни, превратив поселение в некое подобие городка. Сейчас это особенно акутально, так как восточнее Истрока неспокойно. Ходили слухи, что орки, пришедшие из восточного Азерота заняли две пограничные башни и сожгли несколько поселений, предав жителей мечу. Кто-то даже рассказывал о целых погребальных кострах, устраиваемых орками, где сжигались убитые жители, как жертвы какому-то орочьему богу.
Мысль о том, что Грей через три месяца покинет их дом и отправится в армию служить нисколько не обрадовала Джима. Хоть он и подлец, но он все еще его брат, а потеря брата тяжело скажется на Джиме. Ему не с кем будет поспорить, пообсуждать девчонок, подраться на мечах. Отец уже приобрел у Лейкширского кузнеца длинный меч для Грея и подарит ему, когда тому исполнится шестнадцать. Джим завидовал брату, ему-то еще три года ждать стальное оружие... Оставалось надеятся, что после своего шестнадцатилетия. Джим отправится служить на восток и встретится там с Греем.
Они сидели на скамейке около своей усадьбы и молчали. По каменной дороге тащились люди с мешками за плечами, телеги, запряженные клячами, женщины с детьми на руках. Они все держали путь на запад, в Лейкшир, где можно укрыться от орков. Братья видели множество беженцев на запад в безопасные земли, и сочувствовали им. Они потеряли свое жилье и близких по вине орочьих варваров, и теперь надеялсь получить кусок хлеба в Лейкшире, устоясь на черную работу уборщиком, прачкой или грузчиком. Джим провожал идущих грустным взглядом.
В другую сторону, на восток, к месту боевых событий тянулись военные части. Солдаты, облаченные в кольчуги, на поясах которых висели мечи, а за спинами тряслись луки выглядели воодушевленными. Конечно, ведь они в основном только вышедшие из детства юноши, одного с Греем возраста. Джим редко видел бородатых воинов старше двадцати пяти, все в основном были от шестнадцати до двадцати. Еще не видавшие бои, их молодые глаза сверкали в лучах солнца. Через три месяца Грей будет шагать в этих рядах.
- Грей, Джим! - голос отца выбил Джима из размышлений. - А ну марш в дом готовиться к обеду!
- Эх, а вот и папашка разбушевался, - улыбнулся Грей и взъерошил волосы своему младшему брату. - Пошли есть.
Джим с трудом поправил волосы на голове и поспешил вслед за Греем. Они забежали в дом, разулись и, вымывшись, отправились одеваться. Отец всегда относился к обеду, как с священному ритуалу. Семья всегда перед обедом умывалась и переодевалась в чистую одежду, а за столом читала молитву Свету. Отец был очень строг в этом отношении. Джим один раз забыл переодеть камзол, так потом отец задал ему хорошую трепку, чтобы потом помнил обычаи в доме. С тех пор Джим ничего не забывал.
Джим переоделся в белую сорочку, поверх нее надел серый камзол. На ноги он натянул черные брюки и обул начищенные кожаные туфли. Приготовившись, Джим спустился в обеденный зал.
Грей уже сидел за столом, одетый в свой светло-синий костюм, рядом с отцом и матерью. Джим занял свое место по левую сторону от отца. Глава семейства дал добро на начало обеда, и вся семья полушепотом проговорила обеденную молитву Свету. Служанка Марта, молодая привлекательная женщина, принесла блюда - гороховый суп на первое, и жареную рыбу на второе. Гарниром послужил картофель, немного перевареный, но вкусный, так как он выращивался на плодородных землях Элвина.
- Ступай, Марта, - отпустил служанку отец, попутно перемешивая суп. Попробовав, он улыбнулся. - Свет всегда вознаграждает своих подданых благополучием и крепкой семьей.
- Конечно, Джош, - кивнула мать. - Мы все благодарны Великому Свету за его дары нашей скромной семье, да, мальчики? - Он с улыбкой посмотрела на Грея.
- Да, мама, - ответил тот, слегка покраснев. Джим знал, что Грей быль не очень религиозным, но перечить отцу открыто никто не мог позволить. Грей рассказывал Джиму когда-то о своих мыслях по поводу Света и человеческой религии, но Джим уже все забыл. Помнил только, что Грей жаловался на строгость отца в этом деле. Действительно, ростовщика Джоша считали самым светолюбивым человеком в Редридже, и многие говаривали, что это Свет даровал их отцу целое состояние за сердечную преданность и служение.
Единственное, что Джима порой забавляло, так это деятельность ростовщика. При такой честности и вере было странновато, что отец нажил целое состояние. Обычно ростовщики - воры и вруны, делающие все, чтобы получить сверхприбыль, но отец таким не был. Хотя кто знает, может ему платят жрецы Света за то, что отец привлекает к Свету людей из городка и окрестностей, приводя в пример свое богатство, как дар свыше. Джима это мало заботило.
- А ты, Джим? - взор отца устремился к младшему сыну.
- Да, отец, - только и оставалось ответить Джиму.
- Вот и хорошо! - Отец поднял кубок вина. - За Истрок! - И осушил его несколькими большими глотками. Это тоже своеобразный ритуал. Их отец не пил, он выпивал в день один кубок вина за обедом и произносил тост. Ни матери, не детям он пробовать вино не давал, но Джим и Грей уже однажды выпили по кубку, зайдя в погреб поздней ночью. Это оставалось тайной и по сей день. Если отец узнает, он спустит с них шкуру.
Обед продолжался десять минут. Тарелки опустели, на блюдах оставалось немного рыбы, когда Марта пришла и собрала посуду. Члены семьи по очереди вставали из-за стола и ходили мыть руки. Теперь оставалось только дождаться, когда отец отпустит семью заниматься своими делами. Однако этого не произошло.
В дверь дома постучали, и Марта пошла открыть дверь. Спустя несколько мгновений она вернулась со странным выражением лица.
- Кто там пришел, Марта? - с подозрением спросил отец.
- Там какой-то человек, милорд, - Марта замялась. - Назвался сэром Оливером Клодом и просит ночлег у вас, милорд.
- Так что же ты сразу не сказала? - воскликнул отец, вставая из-за стола. - Или язык проглотила? Беги подавай кушанья к столу, будем снова обедать в обществе высокого гостя, а я его встречу. - Отец направился к двери.
Сэр? Сэрами бывают только рыцари или паладины-рыцари. Сердце Джима заколотилось при упоминании о рыцарях. Он сможет пообщатся с одним из рыцарей, вершителей правосудия и защитников слабых! Это же так здорово. Джим всю свою короткую жизнь мечтал стать рыцарем, и теперь его маленькая мечта немного придвинулась к осуществлению. Сэр Оливер Клод... звучит так же красиво, как сэр Джим Артелл. Может даже чуть похуже. Ох, как же хочется увидеть его воочию, посмотреть на его доспехи, поглядеть на его меч, на его манеры. Джим ворочился на стуле в ожидании.
Человек, который вошел в зал за отцом мало походил на рыцаря. Его усталый вид и темные круги под глазами никак не соответствовали с понятием рыцарской красоты. Черная жесткая борода тоже не входила в обычай у рыцарей, защитников королевства. У книжных рыцарей. От незнакомого человека несло так, словно он не мылся много дней. На выцвевших брюках виднелась засохшая дорожная грязь, а дорожный жилет, надетый поверх старого стального панциря был порван во многих местах. Единственное, что выдавало его как рыцаря был длинный меч в ножнах, висевший на поясе.
- Приветствую собравшихся господ и прошу прощения за мое появление в вашем доме, - хрипло проинес рыцарь, и Джим вздохнул. Этот рыцарь вежливо разговаривал, несмотря на неопрятный вид, и Джим все таки признал в нем рыцаря. Первый шок от увиденного прошел, и Джим с сомнением посмотрел на Грея. Тот был удивлен не меньше Джима, но виду не показывал. - Я с позволения уважаемого Джоша Артелла останусь в вашем доме на одну ночь переночевать, а затем отправлюсь дальше к Лейкширу. Вы не против, миледи? - обратился он к матери.
- Нет, сэр Оливер, - сказала она и приказала другой служанке приготовить чистую одежду и ванну для почетного гостя. - Примите ванну и переоденьтесь, мы будем рады вас видеть за ужином в обществе нашей скромной семьи.
- Премного благодарен, миледи, - поклонился рыцарь и последовал за служанкой.
Отец недоуменно подошел к столу.
- Странно, - пробубнил он. - Я не ожидал увидеть в моем доме рыцаря, идущего на запад...
Джим понял, что имеет ввиду отец. Рыцарь направлялся на запад, подальше от боевых действий, что было весьма странно, ведь все силы перебрасывалсиь как раз на восток. Может быть, подумал Джим, он идет на запад с целью сообщить мэру Лейкшира последние новости с фронта, но почему в таком потрепаном виде? Может быть на него напали, и он вышел победителем из битвы? Какой-то не такой рыцарь.
- Да, Джош, - согласилась мать. - Он как буд-то месяц не покидал седла и не залезал в горячую ванну. Он, кстати, на коне приехал?
- Нет, Лорра, - ответил отец. - В том-то и дело, что без коня. Я думаю на него напали в пути, но он остался жив. Только такое объяснение я могу дать, смотря на него. - Джим порадовался, что мысли отца совпали с его собственными.
- Выжил после нападения и остался без единой царапины? - выгнула бровь мать.
- Он ранен, - поправил отец. - Стрелой в бедро. Но он сам остановил кровотечение и вовремя залечил рану, чтобы не было гноя.
- И кто же в него стрелял?
- Он сказал, что мародеры. Их очень много развелось на границах в последнее время. В основном это обычные крестьяне, не желающие покидать свои земли. Они вооружились чем попало и стали грабить деревни наряду с орками. Пришлось солдатам защищаться и от них.
- Ты действительно думаешь, что крестьянин способен попасть в человека, едущего галопом на коне? - напрямик спросила мать.
- Ну может ему повезло... А черт его знает! - выругался отец. - Не волнуйся, Лорра, он все равно завтра уедет.
Джим недеумевал, смотря, как мать и отец разговаривают о рыцаре. Как будто это не рыцарь, а разбойник с большой дороги, способный только убивать и грабить. Пусть он и истощен, голоден, потрепан, но он все же рыцарь. А рыцарь всегда защищает королевство и его жителей.
- Будем надеяться, что это так, - тихо сказала мать.


@HellFell

Дата публикации: 17.10.2006
Прочитано: 3033 раз

Дополнительно на данную тему
Предыстория.Часть первая - До открытия порталаПредыстория.Часть первая - До открытия портала
Предыстория.Часть вторая - Первые шагиПредыстория.Часть вторая - Первые шаги
Предыстория. Часть третья - И все решится под покровом ночи!Предыстория. Часть третья - И все решится под покровом ночи!
Предыстория. Часть четвертая - Битва по ту сторону мираПредыстория. Часть четвертая - Битва по ту сторону мира
Предыстория. Часть пятая - Перед лицом ХаосаПредыстория. Часть пятая - Перед лицом Хаоса
Прохождение. Часть первая - прологПрохождение. Часть первая - пролог
Прохождение. Часть вторая - кампания людейПрохождение. Часть вторая - кампания людей
Прохождение. Часть третья - кампания нежитиПрохождение. Часть третья - кампания нежити
Прохождение. Часть четвертая -кампания орковПрохождение. Часть четвертая -кампания орков
Прохождение. Часть пятая - кампания ночных эльфовПрохождение. Часть пятая - кампания ночных эльфов

[ Назад | Начало | Наверх ]

Bloodborne Demon’s Dark Souls
Мир игр серии Souls и Bloodborne (описания оружия, брони, персонажей, боссов). Плюс группа Bloodborne Demon’s Dark Souls вконтакте, в которой вы сможете найти напарников для совместной игры.

Russian Dota
Герои света:
Таверна 1
Таверна 2
Таверна 3

Герои тьмы:
Таверна 1
Таверна 2
Таверна 3

Предметы:
Базовые
Зборки 1
Зборки 2
Зборки 3
Зборки 4
Зборки 5

Последняя версия:
Russian DotA 4.3b

The Game reborn
Heroes
Auril
Grohn

Arts

Last version
The Game 1.02b

HoSK
Информация
Апгрейды героя
Консольные команды

Покупка спеллов
Пассивные скиллы
Активные скиллы

Герои HoSK
Герои Human
Герои Elves

Последняя версия
HoSK 0.96

The Game (587-8.50)
The Game FAQ

Герои
Auril
Grohn

Артефакты
Базовые
Уровневые
Уникальные
Дешевые сборки

Квесты
Руны и кристалы

Последняя версия:
The Game 8.50

New World Order
Об карте
 Рецепты заклинаний

Герои
 
Гвардия Короля
 Нежить




Powered by shade.exe
Генерация: 0.021 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.