На главную · На форум · Скачать карты · История мира Warcraft · Творчество
Dota Allstars
Основы игры
Знакомство с дотой
Сленг, сокращения
Команды доты
Играем в нете

Справочная
База героев

Базовые арты
Составные арты

Орбы предметов
Орбы героев

Иллюзии
Дисэйбл
Невидимки
Действие хекса
Защита от магии
Скипетр Аганима
Сочитаемость аур
Апгрейды крипов
Нейтральные крипы
Типы атаки и брони
Реплики героев (eng)

Статьи на форуме

Демки:
MYM Prime #6
DreamHack 07
Asus spring 07
MYM Prime #5
MYM Prime #4

Опрос
Статьи по каким картам вы хотите увидеть?

Dota Allstars
The Game
HoSK
Age of Myths
Land of Legends
Battle Tanks
Russian DotA
Обзоры кампаний
Обзоры РПГ карт
Обзоры дефенсов
Обзоры мини игр


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 6858
Комментарии: 1

Статьи по миру Warcraft

Публикации вне разделов

Творчество. Третье нашествие ч.8

Гробница Саргаса.
Все шло наперекосяк, пробившись далеко вглубь этого огромного здания, Иллидан, вместе со всем своим отрядом, оказался в окружении. Как доложил ему чудом уцелевший воин из числа охранявших вход, часа через два после того, как он вошел в Гробницу, орки подошли в больших силах, и сломив сопротивление стражи, ворвались внутрь за ними. К счастью, этот воин нашел своего предводителя первым. И, теперь, начались какие-то жуткие пятнашки по заполненному всякой нечистью лабиринту, где никто не знал куда, собственно, надо двигаться. И те, и другие, двигались в изрядной мере наобум, и все знания, добытые Иллиданом при помощи Гул'Данского черепа, ничем не могли ему помочь. Некоторые части этих катакомб были затоплены, и это иногда давало преимущество Нагам, но орков было гораздо больше, и никто не знал, что твориться снаружи. И вот сейчас, бывший охотник, со своим поредевшим отрядом, медленно пробирался в кромешной тьме не освещенного туннеля вперед, куда его вела интуиция. Ему самому это совершенно не мешало, его внутреннее зрение не нуждалось в свете, но его воины не видели ни зги и могли лишь следовать за своим вожаком. Одно хорошо, враг тоже не мог их заметить, а передвигались змеелюды бесшумно, и уж на порядок тише орков, чьи железные сапоги возвещали об их приближении заранее.
Очередной поворот, и руки полу демона с силой сжали эфесы, враг был рядом, солидная свора орков, громыхая, казалось, на пол острова, шли по следующему, более освещенному туннелю. Стычки было не избежать, и Иллидан вместе со своими бойцами укрылся в темноте, в ожидании удобного момента. Орки шли гурьбой, даже не смотря особо по сторонам, и вот, казалось, момент пришел. Передовая группировка воинов прошла, и теперь мимо притаившихся нагов шли колдуны, один, второй третий... Чуть слышно свистнув, охотник на демонов рванулся в атаку. Взмах, и шея первого врага перерублена, взмах другой рукой, и красная лапа сжимающая жезл отделяется от тела. Орки сообразили, что к чему, очень быстро, но Иллидан чувствовал себя в своей стихии, и его воины шли за ним. Полыхнув Иммоляцией, он вновь кинулся в атаку, крутнувшись и сделав пару шагов, оставляя раны и ожоги всем оказавшимся неподалеку, он направился к голове отряда. Сверкнуло сразу три топора, первый рухнул в пустоту справа от эльфа, второй просвистел над головой, а третий он отбил клинками. В следующее мгновение, извернувшись, он отпустил вражье оружие и, на всю глубину, вогнал свои лезвия в грудь врага, кто не успел и шевельнуться. Тело рухнуло, а брат Фуриона вновь развернулся и с размаху рубанул по неуклюжим бугаям, те еще только начали поднимать оружие для защиты, а мечи эльфа заработали, как бешенные. Семь, восемь... двенадцать ударов, и, наконец, оба противника рухнули замертво.
Атака потомков Эльфов Ночи была более, чем успешна, удар сомкнутым строем, трезубцами накоротке, разорвала ряды врага. Все колдуны, которых, безопасности ради, поместили в середину колонны, полегли мгновенно, и теперь наги дрались лишь с, так и не успевшими перестроиться, бугаями. Но тут, откуда-то из-за спины любовавшегося побоищем Иллидана, послышался характерный топот. Развернувшись на месте, охотник проклял все на свете, к врагу шла подмога! А это, кроме всего прочего, означало, что в помещения впереди, где, Иллидан это чувствовал, и лежит его цель, уже проникли враги. Все неожиданно показалось потерянным, даже если они и совладают с этими, возможно их уже опередили... Загнав панику поглубже, охотник на демонов воззвал к той темной силой, что не раз спасала его в прошлом, но нет, сейчас эта мощь была не досягаема. Но уже в следующее мгновение, он знал, что делать...

Орки, привлеченные шумом схватки, мчались на звук, оскалившись в предвкушении крови. Размахивая оружием, они вылетели прямо на нагов добивающих их сородичей, с ревом они уже приготовились ринуться в драку, на врага, который еще только начал понимать, что соотношение сил изменилось. Но тут на них самих, почти на головы, с потолка рухнула одинокая фигура, еще при падении пришелец располосовал шеи двум ближайшим бойцам. Он рухнул на пол, в следующее мгновение он уже вскочил, вскинул и крутанул оружие, и сам крутнулся следом. Казалось, сверху свалился сам ангел смерти, он вращался со страшной скоростью вокруг своей оси, и его мечи окружали его сверкающей стеной стали, кое-где запятнанной кровью, со стороны это выглядело, как вооруженное двумя клинками торнадо. Тела одно за другим валились замертво...
Иллидан был близок к состоянию полной эйфории, он был счастлив, счастлив своим умением, счастлив, что его оружие вновь пьет вражью кровь, и счастлив, что перед его навыками бессильна вся сила и ярость темных орков. Его удары были точнее, сильнее и быстрее, чем когда бы то ни было, никогда еще он не достигал такой эффективности, каждая его атака уносила орочью жизнь. А наги, закончившие к тому времени с предыдущей группой врагов, бросились на помощь своему вожаку, орки не ожидавшие ничего подобного были попросту сметены. Очевидно, такое развитие событий вызвало у них такой ужас, что даже их замутненные темной магией рассудки не выдержали. С громогласными воплями, четверо еще живых бугая кинулись наутек туда, откуда совсем недавно пришли. Распаленные выше всякой меры Иллидан и подводные воины ринулись за ними. Поворот, еще один, коридор быстрее, еще быстрее, надо догнать! Но у орков словно выросли крылья, и, обвешанные с головы до ног железом, они сумели держать на расстоянии полу эльфа.
И вот тут погоня закончилась, преследуемые и преследователи с разгоны вылетели в большой зал, где перед массивными каменными вратами столпилось еще несколько десятков орков, в основном колдунов. Их возглавлял мощный, краснокожий старик, в ком Иллидан узнал давешнего Оракула, с кем они бились на площади перед гробницей... Все это, охотник узрел в одно мгновение, а следом все его чувства сосредоточились на вратах. За ними лежала сила, огромная мощь, он чувствовал ее так же четко, как замерзающий почувствует пылающий неподалеку огонь. Это была его цель, за этими воротами лежало то, что он искал. Это знание вспыхнуло в нем, словно молния, а сразу следом за знанием пришла сила, вновь эта всесокрушающая сила была в нем, и он использовал ее. На глазах, еще не пришедших в себя от неожиданности, орков, странный предводитель их врагов вырос, сама тьма окутала его фигуру, и уже через мгновения он дорос до высокого потолка этого зала. Вокруг его рук, или того, что недавно было руками сгустилось зеленое пламя, оторвалось от него, а через долю секунды семеро колдунов рассыпались пеплом. Это было слишком даже для орков хаоса, и вопя от ужаса они кинулись в рассыпную, стремясь вырваться из этого, обернувшегося кромешным адом, зала. Пламень продолжал рваться из рук Иллидана, и смерть находила их одного за другим... Не ушел никто.
Уменьшившись, Проклятый повернулся к своим потрясенно взиравшим на него бойцам, еще никогда их предводитель не был столь смертоносен и устрашающ, по крайней мере у них на глазах.
- Уходите, отсюда, возвращайтесь на поверхность и отступайте к лагерю, - прокатился по залу низкий рык, так не похожий на голос эльфа. – Главное, покиньте этот остров, воспользуйтесь подводным туннелем, что мы нашли. Последнюю дверь я должен пройти один, если мне удастся совершить задуманное, то все уйдет под воду, я смогу уцелеть, вы нет. Идите!
Не смея возразить, наги поспешили удалиться, а Иллидан и думать про них забыл, у него было Дело, и он должен был его сделать наилучшим образом. Удар, и рухнули могучие ворота, за ними во тьме светился обладающий мощью предмет. Иллидан сделал шаг вперед, Сила ждала его...

Бывшие земли Клана Черной Скалы. Поблизости от Темного Портала.
Это было, либо полным безумием, либо самым гениальным из всех его планов, Падший Принц собирался просто и почти открыто войти в лагерь своего врага. За последние дни, Артес сумел собрать почти всех уцелевших воинов смерти, кто сохранил ему верность, и теперь готовился сокрушить давнего противника. После долгих размышлений и совета с Кел’Тузедом, принц решил последовать совету пророка, ибо тому и правда он был выгоднее, нежели демоны. Но подобраться к Мефисторону было не просто, тот тоже не терял время даром и накопил в своем лагере, в некрополе, что когда-то построил сам Артес, большие силы, в первую очередь мертвых. Все новые и новые полки подходили, к продолжавшему разрастаться лагерю. План принца был прост до нелепости: смешаться с очередной колонной зомбарей и так проникать внутрь. Этот гениальный план был бы обречен на полный крах, так как принц и прочие Рыцари Смерти были так же похожи на зомби, как могучий древний дракон на тощего стервятника. План был бы сущим безумством, если бы какая-то мудрая голова не догадалась поставить на стражу таких же тупых мертвяков, которые отлично бы вычислили живых, но не были в состоянии отличить одного живого мертвеца от другого. Первые две попытки были удачными, и два отряда уже проникли внутрь, и теперь среди лазутчиков был и сам Падший Принц. Ну и вот, бесчувственные, мертвые глаза сторожевых гулей и зомби скользнули по толпе мертвяков, не заметив Мертвых Рыцарей, чьи оружие и доспехи были едва прикрыты всевозможными лохмотьями. Начало было более чем успешным, разделившись, дабы не искушать судьбу привлекая чужое внимание, лазутчики пробирались к ущелью, где восседал на своем троне новоиспеченный повелитель мертвых. Впрочем, эти меры предосторожности были, очевидно, излишними, в лагере царила атмосфера полной беспечности. Здесь, демоны никого не опасались и никого не ждали, никто из них не интересовался происходящим в лагере, все занимались какими-то своими делами, было даже не понятно, зачем тогда стягивать сюда все войска. Совершая очередную перебежку, Артес даже заподозрил засаду, но его внутренний голос, всегда предупреждающий его об затаившейся опасности, сейчас молчал.
Вот и овраг, все-таки Мефисторон не до конца плюнул на безопасность, здесь перед его ставкой стояла значительная и, самое главное, почти бдительная стража, в общей сложности, кроме него самого тут собралось почти два десятка демонов. Вообще говоря не так уж и много, учитывая, что Артес привел с собой тринадцать бойцов, а остальные ждали снаружи, под командой его верного друга, Лича. Выглянув из своего укрытия, принц убедился, что все его товарищи тоже на месте, пора начинать.
И он коротко, но громко свистнул, любо-дорого было посмотреть, как из совершенно незаметных складок поверхности, из-за мелких камней и щелей, появляются Рыцари Смерти и устремляются вперед. Вскочив на ноги, падший принц взмахнул Фростморном, от рунного клинка отделился пылающий фиолетовым пламенем шар и устремился ввысь. Поднявшись над окружающими ущелье утесами, шар взорвался, это был сигнал тем, кто ждал снаружи, сейчас его бойцы пойдут в атаку. А Артес уже несся вперед, как на крыльях, каждый шаг уносил его вперед на громадное расстояние, обогнав своих товарищей, он первым обрушился на, не ждавших ничего подобного, демонов. Взмах, Страж Ада успевает закрыться, крутанув запястьем, он делает прямой выпад. Сделав финт, Артес пропустил огненный меч мимо себя и рубанул с плеча, мгновение демон тупо пялился на то, что совсем недавно еще было его рукой, а следом лишился и жизни. А Артес уже бежал дальше, лавируя между врагами, коими могли заняться и другие, он рвался к Мефисторону. Лорд Ужаса, видя, что дело его плохо, приготовился к тому в чем он был непревзойденный мастер, к бегству. Взметнулись когтистые лапы, грянули слова «Переноса», но ничего не произошло, Кел’Тузед заранее произнес наговор тюрьмы, в ближайший час никто и ничто не сможет попасть сюда или наружу. Самозванному повелителю мертвяков предстояло принять бой.
Демон явно не собирался рисковать собой и предпочел бы бежать с поля боя, но трусом он все же не был, поняв, что бежать ему некуда, он ринулся на встречу своему главному врагу. Падший Принц и последний страж Нер’Зула сошлись. Всю свою ярость, всю горечь от постигшего его несколько дней назад разочарования вложил Артес в свой удар, Рунный Клинок унесший за последние пять лет сотни жизни, вкусивший мертвячей, людской, орочей, эльфийской, демонической и еще, Титаны ведают, какой крови рассек воздух, и отскочил, отбитый голой ладонью. Не теряя и секунды демон сделал выпад другой рукой, но принц уже ушел в бок, нанося новый удар. Безрезультатно. Фростморн свистел, разя из разных позиций, Артес бешено атаковал, меняя стойки и высоты, но все его удары приходились в руки Натрезима, чья прочность соперничала с каменной. Кровавая ярость ,что затмевала разум принца в первые мгновения, ушла, сменившись холодной расчетливостью, он вновь стал тем безукоризненным боевым механизмом, в который всегда превращался во время схваток. Он ясно видел, что выверенную до точки защиту демона так просто не пробить, значит следовало непрерывно наседать, вынуждая противника ошибаться, и держать его расстоянии, где его меч наиболее страшен, а сам он остается вне пределов досягаемости противника.Руки действовали отдельно от сознания, они и сами отлично знали, что делать, и пока его руки рубились, Артес пытался оценить положение. А она было не так уж и радужно, его бойцам удалось, пользуясь эффектом внезапности свалить нескольких неприятелей, но стража Мефисторона состояла из элитных демонов. Они уже успели оправиться и встретить незваных гостей во всеоружии, тут счет уже пошел почти один к одному. И сейчас восьми Мертвым Рыцарям противостояло девять Стражей. Из лагеря доносился шум схватки, но невозможно было понять, что там и как, да и не важно, если он одолеет Мефисторана, все изменится, а если наоборот, то все кончится...

Айронфордж.
Орудия и мушкеты защитников продолжали бить, но не могли даже задержать накатывающихся врагов. В первых рядах двигались самые шустрые, а именно вурдалаки и Гончие Ада, во,т первые из них уже начали карабкаться по хвостам, от которых защитники уже отчаялись избавиться. Вперед двигались и остальные вражеские силы, к стенам приближалась загадочное змееподобное существо. Помня неприятный сюрприз, что преподнесли им черепахо-ящерицы, городские артиллеристы сконцентрировали огонь на загадочном создании, но, очевидно, частые попадания разрывных ядер его нимало не беспокоили. Оно продолжало надвигаться, явно, нацеливаясь на ворота.
- Ну-ка, друзья, поднажмем, - подбадривал остальных Больг, изо всех сил налегая плечом на непокорную глыбу. – Раз, два взяли!
- Пошел, пошел! – воскликнул Дамон, когда каменюка все же соизволил пролезть в дырку. – Ну, последнее усилие!
Дружный толчок, и здоровенный булыжник покатился вниз, навстречу взбирающимся вверх тварям. Результат превзошел все ожидания, сперва они хотели с его помощью заткнуть пробоину в стене, но для этих целей он был явно маловат. А вот в качестве оружия, он мог бы сгодиться, камень стремительно мчался навстречу, карабкающимся наверх, врагам. Пара передовых вурдалаков были элементарно раздавлены, та же судьба постигла следующею за ними гончую, еще одна тварь, у кого инстинкт самосохранения был выше, сиганула вниз. Тяжелый камень продолжал свое шествие, смел еще пару мертвяков и... с грохотом разлетелся на мелкие куски. «Видимо, какой-то вражий маг, не оценил нашу задумку по достоинству!» - подумал Гелад.
Остальные враги, ничуть не устрашенные, продолжали лезть вверх. Кара выпускала стрелы с такой скоростью, что в воздухе порой находилось до семи смертоносных гостинцев. Остальные старались не отставать, не на шутку разошедшемуся троллю, едва успевали подносить заряды, арбалеты рыцаря и гранта, казалось, были готовы развалиться от непрерывного перезаряжания. Все их товарищи, все воины города, делали тоже самое, но сегодня этого было недостаточно.
Волна врагов уже почти добралась доверху, с яростным рычанием Больг отшвырнул свой самострел в сторону, его верный топор прыгнул в руку хозяина и со свистом рассек воздух. Рядом выхватил свое оружие Дамон, два друга встали в один ряд с, уже напружинившимся перед схваткой, эльфом. Вот морда первой гончей показалась в проеме, мелькнули горящие бешенством глаза, мелькнули и исчезли, ибо чудище схлопотало стрелу в булькало, копье и десяток пуль в туловище. За первой шло сразу трое гулей, череп первого был раскроен ударом топора, второй лишился разом башки и двух лан. Центральному Иллур отхватил лапу, а сразу этим лишил его и головы, но сразу за ним была гончая, ее тело вытянулось в прыжке, и он уже не успевал встретить ее на подлете. Повинуясь рефлексу, тело отпрянуло в сторону, избегая удара. Тварь пролетела вперед, и стоящие сзади гномы мигом оборвали ей жизнь, но, лишенные поддержки эльфа, человек и рыцарь оказались лицом к лицу с четверкой новых мертвяков. Чтобы не дать им себя обойти, двум друзьям пришлось сделать шаг назад, освободившиеся пространство тут же заняли новые твари.
Сбившись плечом к плечу защитники города ударили на ворвавшихся, стремясь сбросить их со стены, через спины воинов били стрелки. Но, видимо, было уже поздно, когти гулей, рога и клыки Адских Гончих, нашли кое-кого из бойцов и тем пришлось потесниться. Все новые враги врывались наверх, обрушиваясь на ряды защитников, что продолжали отбиваться, отдавая одного за четверых. Больг, Дамон, Иллур и Мег’Зар рубились в самой гуще, Кара вносила свою лепту стрелами, а Гелад целительной и боевой магией. Схватка длилась уже минут пятнадцать, ни одна сторона не уступала другой, тела раненых и погибших, либо относились назад, либо летели со стены. Переводя дух в задних рядах, орк поймал себя на мысли, что выстрелы городских пушек становятся все реже, похоже, что дело дрянь.
Словно в ответ на эти не веселые мысли, на Айронфорджем ударили колокола, перекрыв собой все прочие звуки. Смысл сигнала разъяснил командир их сотни.
- Это сигнал к отступлению! Всем воинам отходить к внутренним стенам! - вскричал он. – Фарин, Жерар и Тор, ведите своих резервным путем! Все остальные, за мной! Отступаем по центральной лестни...
Не успев договорить, он рухнул с разорванным горлом, захлебнувшись собственной кровью. Дальше начался ад. Гномы, пытаясь не терять строя, отходили, отчаянно отбиваясь от наседающих на них монстров. Они прорвались к лестнице и начали спуск, но дорогу им преградили демоны, непонятно как здесь очутившиеся. Если бы не Иллур, сумевший вклиниться в их ряды и посеять там сущий кавардак, никто бы не добрался до подножья стен живым. Они вылетели в небольшой переулок, откуда были видны главные ворота, теперь, причина присутствия демонов в городе стала ясна. Ворот не было, их искореженные обломки разлетелись на несколько десятков метров в разные стороны, а через арку ровным и непрерывным потоком вливались вражеские войска, преследуя поспешно отступающих, а скорее, просто спасающихся бегством защитников.
Гелад затравлено озирался, они были отрезаны, переулок перегораживал крупный отряд неприятеля. Мертвяки приготовились рвать, гоги уже держали в руках шары адского пламени, руководивший неприятелем Эреданец уже воздел руки, готовя убийственное заклинание. Целитель увидел отчаяние на лицах друзей, яростно стиснутые зубы Иллура, перекошенные бешенством черты Больга и Дамона, Мега до хруста сжавшего кулаки, Кару... Кару, что шарила и ни как не могла нашарить очередную стрелу. Оставался только один выход, Гелад решительно шагнул вперед, раздвинув ошарашенных товарищей. Поставив на кон все свое умение, и свою собственную жизнь он обращал свою силу жизни в силу пламени. Лишь немногие, самые умелые и сильные целители были способны на такое, дабы в одном усилии выплеснуть наружу свою мощь в виде пламенного шара. Для этого нужен внутренний огонь, нужны эти сильнейшие пламенные чувства, что знакомы как эльфам, так и людям. Любовь и ярость. Кара, он любил ее, а полыхающей в нем сейчас ярости хватило бы на десятерых. Сила потекла из его жезла, из висящего у него на шее амулета, из его пальцев, появившийся в мгновение, ярко светящийся шар устремился на врагов.
Яркая вспышка, и в рядах неприятеля появилась брешь, все те кто стоял в центре, в том числе и предводитель, обратились в пепел, а обессиленный Гелад тихо осел на руки подоспевших товарищей. Короткая схватка, прорыв, и вот они уже отдалились от стен. Но и на улицах царил сущий ад, брусчатка была залита кровью и завалена телами, враги уже ворвались внутрь. Повсюду кипели схватки, на площадях, в переулках, на крышах зданий. То тут, то там, шагающие по улицам, демоны с воем падали в открывшиеся у них под ногами жерла ловушек, но перевес был у них. Защитники откатывались ко вторым стенам, будь у них такая возможность, они бы обратились в бегство. Но в бою показывать спину нельзя, и, потому, схватка продолжалась...

Гробница Саргаса.
Сила казалось заливала все вокруг, сияние лежащего перед Иллиданом камня было ослепительно, эта была его, надо лишь протянуть руку, и все будет хорошо. Этот мир, и не только этот будет принадлежать ему, они поплатятся, все, все заплатят за что сделали с ним, с Иллиданом Великим...
Это мысль была подобно ушату холодной воды, с каких это пор, он, Иллидан, желает править миром, с каких пор хочет столько крови? Сознание прояснилось.
Этот стоящий перед нем на постаменте предмет никогда не будет его, слишком могуча и разрушительна содержащаяся в нем сила, слишком тесно связан он с Темным Титаном. Где-то в подсознании даже промелькнула мысль, что этот, полыхающий зеленым, камень когда-то был частью тела Саргаса. И тут в первые за свою дикую, полную сражений и страданий жизнь Иллидан ощутил ненависть, истинную, тяжелую ненависть, что заставляет хвататься за оружие более не думая о собственной жизни. Та тварь, что покоилась здесь, жаждала власти, и ничто не могло эту жажду утолить, ради нее она была готова убивать и разрушать все на своем пути. Ее сила была создана для разрушения жизни, земель и миров, эта тварь Саргас не должен выбраться от сюда.
С яростным ревом, куда он вложил всю пылающую в нем в этот момент ненависть Иллидан нанес удар по Камню, в сочетании с давно заготовленным заклятьем...

Артес.
Новый выпад... и вновь демон отражает его атаку. Они остались вдвоем, где-то в лагере продолжалась схватка, но этот так вовремя, или не вовремя случившийся обвал надежно отгородил предводителей от их бойцов. А все те кто окружал Принца и Лорда Ужаса в начале, ныне были мертвы.
Лицо в лицо, когти против меча, демон против мертвеца, хаос против тьмы, зло против зла, сражение за власть. Артес бился холодно и расчетливо, а вот спокойствие его врага постепенно сходило на нет, ибо бой явно складывался в пользу падшего Принца, кто остался невредим, а вот демона покрывало множество ран.
Откуда-то извне пришло понимание, схватку пора заканчивать. С какой-то лихостью Артес рубанул сверху вниз, целясь в голову. Взмыли руки Мефисторона готовясь схватить Фростморн, меч, казалось, был в прочном захвате, но... короткое движение, финт, и демон лишился ладони.
В следующее мгновение меч уже летел к его шее...

Медиф.
Одновременно, в двух разных концах мира, два разных воина, с разными целями нанесли удар по силам Саргаса, Темный Титан не был готов к двойному удару. Его влияние, его власть над Армией Мертвых распалась, его темница словно бы обрушилась на него, погребя его душу и сущность под огромным количеством темной, никем не контролируемой силы. Совершенно неожиданно Медиф понял, что это победа, что повелитель Пылающего Легиона в буквальном смысле погубил сам себя, это было непонятно, ибо ничто не предвещало такого расклада, как его полное пленение...
А уже в следующий миг, он ощутил, как задрожал, словно в предсмертной агонии весь этот мир и, поняв, в чем тут дело, он проклял собственную недогадливость, и вражье коварство. Саргас развернул равновесие против этого мира!
Теперь, когда он больше не воздействует на него, тот Свет, что некогда уравновешивал принесенную им Тьму, остался без противника и точки приложения, больше ничего его не удерживает... А такой Свет страшнее всего, он не созидает, не освещает, он даже не очищает... Он сжигает, испепеляет, уничтожает... Уничтожает все.
Ворон резко увеличил скорость, он и до этого летел туда, где подозревал место нахождения этой Силы, той силы, что десять тысяч лет хранила этот мир, и которая сейчас могла его разрушить... Мир не в состоянии выдержать такую, ничем не уравновешенную, мощь он просто сгорит. Этого и добивается Саргас, ибо с гибелью этого мира, пропадут и те путы, что сковывают его... Этого нельзя допустить.

Одна из вершин Ледяного хребта полыхала абсолютно белым, ослепительным, устрашающим пламенем. Сила света рвалась наружу из того, что служило ей вместилищем тысячелетия. За это время скалы успели пообвыкнуть, приспособиться к этой, вечно пылающей мощи, и потому, они пока еще сдерживали ее. Они выигрывали для этого мира лишние минуты существования, а для Мидифа шансы предотвратить катастрофу.
Ворон мчался, вот он достиг скалы и без трепетно рухнул вниз, утонув в потоке света...

Земля содрогнулась, скала рушилась, а толчки распространялись по всей Ледяной Пустоши сокрушая и меняя то, что казалось незыблемым. Рухнула Черная Крепость, где еще только начал приходить в себя, внезапно вернувший свободу воли Нер’Зул, обваливались туннели и катакомбы населенных Нерубиранцами подземелий, а сами подземные жители бежали в еще более глубокие подземелья, туда, куда не дошли отголоски небывалого катаклизма...
По всему миру воины Азерота, воины, кто противостоял вторжению Легиона не могли поверить своим глазам: в только что дружно наступающих рядах врага начинался полный кавардак. Пользуясь представившейся возможностью, защитники Айронворджа оторвались от неприятеля и укрылись за второй стеной. Нежить кидалась на демонов, которые казались полностью потерянными, многие из них немедля переносились куда-то еще. Другие просто бежали, третьи падали...
Но восторг от этой совершенно неожиданной, непонятной, но, тем не менее, несомненной победы угас, исчез, сметенный поистине ужасным предчувствием. Каждое живое существо этого мира, неважно обладающее разумом или нет, застывало в напряженном ожидании, каждый знал, хорошо понимал, что сейчас где-то решается что-то невероятно важное, нечто важнейшее, что судьба всего висит на тонкой, до предела натянутой нити... Другое дело, что никто, или почти никто, не сумел бы выразить это знание словами... Но все ощущали одно: неизъяснимый непередаваемый словами ужас, от одной только мысли, что это нить, на которой сейчас держится все, может не выдержать...


Медиф растворялся в потоке чистой, разрушительной, силы, он впитывал ее в себя, изо всех сил пытаясь стать тем, что эта разрушит, разрушит вместо его мира. Пока это у него получалось, но и его оставалось все меньше и меньше... Он должен выдержать...
Медиф терял собственную сущность, терял свое «Я», могучее «Я» последнего Стража Мира. Забавно, но в эти, последние, мгновения своего существования к нему вернулся дар видения. Исчезая, он вновь мог сказать, неточно, но в общих чертах, каким станет теперь мир, если ему, конечно, удастся предотвратить катастрофу.
Лишившись повелителя, Легион будет отброшен, уже сейчас КелДжайден уводит своих слуг отсюда, ибо, без Саргаса, который сам себя замуровал, стены этого мира вновь крепчают. И демоны больше не могут тут находиться, по крайней мере в таких количествах... Мир изменится, но и останется прежним, Три народа, чье единство лишь окрепло, пройдя это испытание, совершат еще великие дела. Возможно, однажды, Орда пойдет освобождать свой родной мир, однажды, Дренор тоже может стать свободным. Возможно, нежить и остатки демонов будут уничтожены, возможно, нет, и тогда, они станут одной из сил, частью, этого мира, где есть место и свету и тьме. В этом мире найдется место всем, и нагам, и паучкам его великой Арахны, которая так и не дождется возвращения учителя... Многое возможно, но одна вещь абсолютно ясна, никто и никогда в этом мире больше не услышит о Медифе, Последнем Страже... Осталось немного, нужно еще выдержать совсем чуть-чуть...

Эпилог.
Человек медленно поднялся на локте, он лежал на твердом, безжизненном камне. С трудом открыв глаза, он огляделся, насколько хватало глаз, везде была одна и та же, каменная, голая, лишенная всех признаков жизни, равнина.
Медиф, а это был именно он, запустил руки в волосы, похоже, все было напрасно, он спас сам мир, но остался единственным, кто пережил, пусть ослабленную, но все-таки, катастрофу... И едва он коснулся своей головы, как ощутил в себе следы, слабеющие невероятной, потрясающей мощи, такую которой было под силу... создать целый мир. А еще через миг, он понял, что это не Азерот, этот мир никогда еще знал жизни, он был молод, ему были считанные часы...
В неожиданной вспышке прозрения, Медиф все понял, и засмеялся, не в силах сдержать рвущийся наружу восторг. Тогда, погибая в жерле всеразрушающего света, он как-то породнился с ним, и каким-то образом пустил эту мощь на дело, к которому она была совершенно не предназначена: он создал новый мир. Вот этот, пока безжизненный, мир у него под ногами был создан им самим...
Пустив большую часть силы на это дело, он сумел обуздать и сделать своим то, что осталось, сейчас в нем по-прежнему жила сила, сила достаточная для того, чтобы наполнить жизнью этот мир...
Медиф встал и триумфально осмотрелся, кругом одно и то же, но это он изменит, у него есть на то силы. Он победил, и Саргас, теперь, навсегда пленен. А он, он здесь. Этот, новый мир, лежал пред ним, ожидая решения своего создателя, и принадлежал ему. Медиф, из Стража, стал властелином целого мира, но пока плохо понимал, как поступить. Но он что-нибудь придумает...
Дата публикации: 17.10.2006
Прочитано: 2955 раз

Дополнительно на данную тему
Предыстория.Часть первая - До открытия порталаПредыстория.Часть первая - До открытия портала
Предыстория.Часть вторая - Первые шагиПредыстория.Часть вторая - Первые шаги
Предыстория. Часть третья - И все решится под покровом ночи!Предыстория. Часть третья - И все решится под покровом ночи!
Предыстория. Часть четвертая - Битва по ту сторону мираПредыстория. Часть четвертая - Битва по ту сторону мира
Предыстория. Часть пятая - Перед лицом ХаосаПредыстория. Часть пятая - Перед лицом Хаоса
Прохождение. Часть первая - прологПрохождение. Часть первая - пролог
Прохождение. Часть вторая - кампания людейПрохождение. Часть вторая - кампания людей
Прохождение. Часть третья - кампания нежитиПрохождение. Часть третья - кампания нежити
Прохождение. Часть четвертая -кампания орковПрохождение. Часть четвертая -кампания орков
Прохождение. Часть пятая - кампания ночных эльфовПрохождение. Часть пятая - кампания ночных эльфов

[ Назад | Начало | Наверх ]

Bloodborne Demon’s Dark Souls
Мир игр серии Souls и Bloodborne (описания оружия, брони, персонажей, боссов). Плюс группа Bloodborne Demon’s Dark Souls вконтакте, в которой вы сможете найти напарников для совместной игры.

Russian Dota
Герои света:
Таверна 1
Таверна 2
Таверна 3

Герои тьмы:
Таверна 1
Таверна 2
Таверна 3

Предметы:
Базовые
Зборки 1
Зборки 2
Зборки 3
Зборки 4
Зборки 5

Последняя версия:
Russian DotA 4.3b

The Game reborn
Heroes
Auril
Grohn

Arts

Last version
The Game 1.02b

HoSK
Информация
Апгрейды героя
Консольные команды

Покупка спеллов
Пассивные скиллы
Активные скиллы

Герои HoSK
Герои Human
Герои Elves

Последняя версия
HoSK 0.96

The Game (587-8.50)
The Game FAQ

Герои
Auril
Grohn

Артефакты
Базовые
Уровневые
Уникальные
Дешевые сборки

Квесты
Руны и кристалы

Последняя версия:
The Game 8.50

New World Order
Об карте
 Рецепты заклинаний

Герои
 
Гвардия Короля
 Нежить




Powered by shade.exe
Генерация: 0.018 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.